Рубрика: Цель: для чего и что делать?

Дорога в рай

Смерть с косой

— Вы — кузнец?

Голос за спиной раздался так неожиданно, что Василий даже вздрогнул. К тому же он не слышал, чтобы дверь в мастерскую открывалась и кто-то заходил вовнутрь.

— А стучаться не пробовали? — грубо ответил он, слегка разозлившись и на себя, и на проворного клиента.

— Стучаться? Хм… Не пробовала, — ответил голос.

Василий схватил со стола ветошь и, вытирая натруженные руки, медленно обернулся, прокручивая в голове отповедь, которую он сейчас собирался выдать в лицо этого незнакомца. Но слова так и остались где-то в его голове, потому что перед ним стоял весьма необычный клиент.

 — Вы не могли бы выправить мне косу? — женским, но слегка хрипловатым голосом спросила гостья.

— Всё, да? Конец? — отбросив тряпку куда-то в угол, вздохнул кузнец.

— Еще не всё, но гораздо хуже, чем раньше, — ответила Смерть.

— Логично, — согласился Василий, — не поспоришь. Что мне теперь нужно делать?

— Выправить косу, — терпеливо повторила Смерть.

— А потом?

— А потом наточить, если это возможно.

Василий бросил взгляд на косу. И действительно, на лезвии были заметны несколько выщербин, да и само лезвие уже пошло волной.

— Это понятно, — кивнул он, — а мне-то что делать? Молиться или вещи собирать? Я просто в первый раз, так сказать…

— А-а-а… Вы об этом, — плечи Смерти затряслись в беззвучном смехе, — нет, я не за вами. Мне просто косу нужно подправить. Сможете?

— Так я не умер? — незаметно ощупывая себя, спросил кузнец.

— Вам виднее. Как вы себя чувствуете?

— Да вроде нормально.

— Нет тошноты, головокружения, болей?

— Н-н-нет, — прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, неуверенно произнес кузнец.

— В таком случае, вам не о чем беспокоиться, — ответила Смерть и протянула ему косу.

Взяв ее в, моментально одеревеневшие руки, Василий принялся осматривать ее с разных сторон. Дел там было на полчаса, но осознание того, кто будет сидеть за спиной и ждать окончания работы, автоматически продляло срок, как минимум, на пару часов.

 Переступая ватными ногами, кузнец подошел к наковальне и взял в руки молоток.

 — Вы это… Присаживайтесь. Не будете же вы стоять?! — вложив в свой голос все свое гостеприимство и доброжелательность, предложил Василий.

 Смерть кивнула и уселась на скамейку, оперевшись спиной на стену.

 * * *

 Работа подходила к концу. Выпрямив лезвие, насколько это было возможно, кузнец, взяв в руку точило, посмотрел на свою гостью.

 — Вы меня простите за откровенность, но я просто не могу поверить в то, что держу в руках предмет, с помощью которого было угроблено столько жизней! Ни одно оружие в мире не сможет сравниться с ним. Это поистине невероятно.

 Смерть, сидевшая на скамейке в непринужденной позе, и разглядывавшая интерьер мастерской, как-то заметно напряглась. Темный овал капюшона медленно повернулся в сторону кузнеца.

 — Что вы сказали? — тихо произнесла она.

— Я сказал, что мне не верится в то, что держу в руках оружие, которое…

— Оружие? Вы сказали оружие?

— Может, я не так выразился, просто…

 Василий не успел договорить. Смерть, молниеносным движением вскочив с места, через мгновение оказалась прямо перед лицом кузнеца. Края капюшона слегка подрагивали.

 — Как ты думаешь, сколько человек я убила? — прошипела она сквозь зубы.

— Я… Я не знаю, — опустив глаза в пол, выдавил из себя Василий.

— Отвечай! — Смерть схватила его за подбородок и подняла голову вверх, — сколько?

— Н-не знаю…

— Сколько? — выкрикнула она прямо в лицо кузнецу.

— Да откуда я знаю, сколько их было? — пытаясь отвести взгляд, не своим голосом пропищал кузнец.

Смерть отпустила подбородок и на несколько секунд замолчала. Затем, сгорбившись, она вернулась к скамейке и, тяжело вздохнув, села.

Ангел, сопровождающий в рай

— Значит, ты не знаешь, сколько их было? — тихо произнесла она и, не дождавшись ответа, продолжила,— А что, если я скажу тебе, что я никогда, слышишь? Никогда не убила ни одного человека. Что ты на это скажешь?

— Но… А как же?…

— Я никогда не убивала людей. Зачем мне это, если вы сами прекрасно справляетесь с этой миссией? Вы сами убиваете друг друга. Вы! Вы можете убить ради бумажек, ради вашей злости и ненависти, вы даже можете убить просто так, ради развлечения. А когда вам становится этого мало, вы устраиваете войны и убиваете друг друга сотнями и тысячами. Вам просто это нравится. Вы зависимы от чужой крови. И знаешь, что самое противное во всем этом? Вы не можете себе в этом признаться! Вам проще обвинить во всем меня, — она ненадолго замолчала, — Ты знаешь, какой я была раньше? Я была красивой девушкой, я встречала души людей с цветами и провожала их до того места, где им суждено быть. Я улыбалась им и помогала забыть о том, что с ними произошло. Это было очень давно… Посмотри, что со мной стало!

Последние слова она выкрикнула и, вскочив со скамейки, сбросила с головы капюшон.

Перед глазами Василия предстало, испещренное морщинами, лицо глубокой старухи. Редкие седые волосы висели спутанными прядями, уголки потрескавшихся губ были неестественно опущены вниз, обнажая нижние зубы, кривыми осколками выглядывающие из-под губы. Но самыми страшными были глаза. Абсолютно выцветшие, ничего не выражающие глаза, уставились на кузнеца.

 — Посмотри, в кого я превратилась! А знаешь, почему? — она сделала шаг в сторону Василия.

— Нет, — сжавшись под ее пристальным взглядом, мотнул он головой.

— Конечно, не знаешь, — ухмыльнулась она, — Это вы сделали меня такой! Я видела, как мать убивает своих детей, я видела, как брат убивает брата, я видела, как человек за один день может убить сто, двести, триста других человек!.. Я рыдала, смотря на это, я выла от непонимания, от невозможности происходящего, я кричала от ужаса…

 Глаза Смерти заблестели.

— Я поменяла свое прекрасное платье на эти черные одежды, чтобы на нем не было видно крови людей, которых я провожала. Я надела капюшон, чтобы люди не видели моих слез. Я больше не дарю им цветы. Вы превратили меня в монстра. А потом обвинили меня во всех грехах. Конечно, это же так просто… — она уставилась на кузнеца немигающим взглядом, — я провожаю вас, я показываю дорогу, я не убиваю людей… Отдай мне мою косу, дурак!

 Вырвав из рук кузнеца свое орудие, Смерть развернулась и направилась к выходу из мастерской.

 — Можно один вопрос? — послышалось сзади.

— Ты хочешь спросить, зачем мне тогда нужна коса? — остановившись у открытой двери, но не оборачиваясь, спросила она.

— Да.

— Дорога в рай… Она уже давно заросла травой.

 

ЧеширКо

 

 
 
 

После сорока жизнь только начинается…

Лилия Ахремчик, тренер, психолог, коуч

Ехала я на мастер-класс к Игумену Евмению и разговорилась с таксистом, точнее, это он со мной разговорился. Про социальные сети, в которых он не представлен, про семинары и кто туда ходит, про тренеров и их личную жизнь…. Пришлось признаться, что я тоже из этих… из психологов, из тренеров…. Спросил он, чему я учу. Задумалась, прям…. Как вот в одном предложении описать? Ну, и отвечаю, тема примерно одна и та же – “после сорока жизнь только начинается”.

– И что, – спрашивает, – действительно можно с начала начать после сорока?

– Почему с начала? – отвечаю. – Это ж не с начала получается. Уже, как правило, все есть. Работа, материальный достаток, дети почти взрослые, какое-то понимание себя, уверенность в себе… Хочется людям до сути дойти: что мое, что не мое, какая любовь нужна или вообще не нужна, кто я вообще и так далее. Свою жизнь начать жить.

– А если нет этого понимания себя? – уточняет. – Если не знаешь, кто ты и для чего?

– Значит, нужно думать над жизнью своей, – говорю. – Что, почему и зачем в ней происходит? По каким причинам с вами что-то случается или не случается? Какие вы эмоции испытываете по разным поводам? Анализировать, почему они появляются. Книги умные опять же можно читать, к знающим людям на лекции ходить, но все равно через себя пропускать.

– То есть надо напрягаться? – задает вопрос.

– В общем, да. Надо напрягаться.

– Ай, – решительно заявляет. – Мы уж как-нибудь так, без лишней головной боли проживем. Накачу вечером водочки – и все сомнения как рукой снимет, а то вдруг от мыслей еще жить расхочется…

– Ну, это ж каждый со своей жизнью делает, что хочет. Свобода выбора.

 

На том и приехали. Как писал мой любимый Юнг, “люди сделают всё возможное, неважно насколько абсурдное, чтобы избежать встречи лицом к лицу со своей душой”.

 С любовью, Лилия Ахремчик, тренер, психолог, коуч

 
 
 

Любовь к себе от Игумена Евмения Перистого

Давно хотела познакомиться лично, и вот случилось. С удовольствием посетила мастер-класс Игумен Евмений Перистый “Любовь к себе”.

Мне показалось, судя по вопросам, что многие были не готовы к широте сознания ведущего, ожидали, видимо, чего-то “правильного” и постулатного, а произошло живое общение. Разговор двигался, как волна, я чувствовала Поток и была в состоянии Присутствия.

Кое-что из любопытного мне и совпадающего с моими представлениями о жизни я записала. Погружайтесь.

“Как не передать детям свои представления о жизни? Быть честными, показывать им все, что в нас есть.

Если люди действительно любят друг друга, это со спины видно.

Если люди любят друг друга, хотят быть вместе, то, что случается между ними, и есть Бог. Когда любовь происходит, то она преодолевает все религиозные и идеологические барьеры и разногласия.

Любовь – это когда жить вместе хочется. Жить вместе или нет – вопрос о силе и интенсивности любви.

Женская сила – это не активность, а уступание.

Важен баланс честности и бережности, а в нашем менталитете всегда что-то одно – либо честно (но не бережно), либо бережно (но с избеганием острых моментов, а значит, нечестно).

Сомнение – переломный этап взросления. Начало духовного поиска – когда я все, известное доселе от других, но не известное мне лично в опыте, я ставлю под сомнение.

Конец духовного пути – согласие с Тем, что Есть.

Быть “не как все” – это не гордость, это осознание своей индивидуальности, начало собственного пути.

Все живое – интересное, все мертвое – уже озвученное и знакомое.

Творчество – “выделенная линия” к Богу.

Не только живое общение, но и искренний текст может быть вдохновением. Прочитает человек в трудной ситуации один-два стихотворения Цветаевой – “Уф, я поняла”.

Когда человек текст из себя, из сердца пишет, он больше трогает, чем написанное из головы, из памяти.

Чтобы лучше понять человека, прежде чем начинать глубокий разговор, нужно два раза поесть и один раз переночевать с ним рядом.

Кто умеет любить, тот и за 5 минут “полюбит”. А кто-то будет час вазюкаться – и все без толку.

Никто не должен галлюцинировать по поводу того, любишь ты или нет. Есть чувства – уж как-нибудь вырази.

Бога можно скачивать отовсюду. Он как вайфай. Пароль – открытое сердце”.

С благодарностью, Лилия Ахремчик, тренер, психолог, коуч

 
 
 

Целостность – мечта, а жить надо здесь и сейчас

Целостность - это мечта

Сейчас очень модно рассуждать о психологической целостности личности. Что сказать? Хорошая штука, с одной стороны. Самодостаточность. Зрелость личности. Независимость. Ровное отношение к миру. Отсутствие боли при контакте с другим в отношениях. Счастье… Прекрасно, но недостижимо.

Я думаю, что нет раз и навсегда достигнутой целостности. Жизни не хватит перелопатить свое бессознательное, учитывая его вес в структуре психики, и вскрыть все сценарии и прошивки (а надо ли?).

Более того, пока мы живем, мы получаем травмы. Те же, что в детстве, или не те же – второстепенно. Важно, что значимые люди способны нанести нам психологические увечья. В любом возрасте. Не надо всех собак на бедных маму и папу вешать.

Целостность – не кольчуга, от метких ударов копьем в жизненно важные центры не защищает. А если по ней еще и бьют бронебойными снарядами? То-то и оно. Время от времени мы все истекаем кровью. Целостность – это, скорее, о скорости восстановления, о возможности осознания, о быстром соединении частей личности в целое, о способности собрать себя заново за короткое время.

С другой стороны, в идеальном варианте, достигнув абсолютной целостности, можно напрочь лишиться мотивации. Нет сильнее движка в жизни, чем комплекс. Или потребность в превосходстве. Что, по сути, тот же комплекс неполноценности, только с противоположного полюса. Селяви.

А целостность – это мечта… Вечно юный Будда сидит на берегу реки, курит бамбук и наблюдает проплывающие мимо трупы врагов и барахтающихся друзей.

Никакого драйва в жизни! Скукота. Никаких тебе свершений и преодолений. Никаких тебе “доказать”, “показать”, “она еще узнает”, “он еще пожалеет” и тому подобное. Что воля, что неволя – все одно.

Если десерт круглыми сутками – тошнить начнет. Так и побежишь в ближайший магазин за острым перцем или маринованными огурчиками.

Нестрадание – благо, когда ты уже настрадался. Нестрадание – в кайф, когда ты умеешь управлять циклами. “Хочу плачу и грущу, хочу – радуюсь”. Не к бесчувственности надо стремиться, а к управлению чувствами.

Хочу любить мужчину, аж не могу – и люблю. Хочу все сделать для этой женщины – делаю. Разрешаю себе обидеться – плачу. Разрешаю себе ответить на боль – гневаюсь. Осознаю и понимаю, что все вкусно. Не спать из-за нее – вкусно. Спать рядом с любимым – вкусно. Послать нах@# бывает очень приятно. Аааа, я сделала это… Радуйся, вкушай, ощущай.

Может быть, вся суть работы психолога не в том, чтобы закрывать вместе с клиентом все его травмы, а в том, чтобы научить жить с этими травмами счастливо? И цель работы над собой самого человека – не в беспрерывном улучшении, а в принятии себя. Цель – научиться себя самого глубокого слышать и жить по этому слышанию, осознавать происходящее и свои чувства.

В конце концов, травматики тоже могут быть счастливы в отношениях. Надо только найти такого травматика, с кем травмы не совпадают. Или растить принятие, чтобы не вскрывать травмы при каждом контакте, а бережно их обходить.

Целостность – мечта. А жить надо здесь и сейчас. И быть счастливыми.

С любовью, Лилия Ахремчик, тренер, психолог, коуч


 
 
 

Лео Бокерия: “Если бы у меня было шесть рук и 48 часов в сутках, я спасал бы и спасал тех, кого можно спасти!”

Лео Бокерия, кардиохирург

Лео Бокерия – кардиохирург, выпускник 1-го Московского медицинского института им. Сеченова. Директор НЦССХ с 1994 года, член Общественной палаты РФ и Президиума РАМН. В 2003 году признан лучшим кардиохирургом мира. Лео Бокерия – это имя, записанное в далеком 1939 году в Свидетельстве о рождении в ЗАГСе маленького Абхазского городка Очамчира, спустя несколько десятилетий стало не просто известным на весь мир. Оно стало синонимом надежды, надежды на выздоровления, надежды на жизнь. Через руки кардиохирурга Бокерия за полвека работы прошли тысячи людей, вернее тысячи человеческих сердец, измученных различными патологиями, ишемией, инфарктами. А еще это спасенные дети, возраст которых порой достигает всего нескольких дней. И вовремя проведенная операция – это реальный шанс на полное выздоровление, а значит на полноценную жизнь.

Кардиохирург Лео Бокерия говорит так: “Если бы у меня было шесть рук и 48 часов в сутках, я спасал бы и спасал тех, кого можно спасти!”

О кардиохирургии

Кардиохирургия – это образ мышления. Думаю, что в этом очень много правды. Потому что, с одной стороны, нужны колоссальные знания, говорю об этом абсолютно без преувеличения. Потому что там встречаются и медицина, и физика, и химия, и математика, там реально это все присутствует в твоей жизни.

С другой стороны, конкретно кардиохирургия, особенно кардиохирургия врожденных пороков, новорожденные или люди с изношенным сердцем, с низкой фракцией выброса, у них очень высокий риск операционного пособия. В этой части с неустойчивой психикой невозможно работать. Должно быть понимание того, какую ты берешь на себя ответственность, должно быть понимание уверенности, но не самоуверенности в том, что ты делаешь. Поэтому это люди какого-то определенного склада ума, мне кажется. Это не холерики, а то, что называл Иван Петрович Павлов сангвиники – люди с устойчивой нервной системой, с отчётливым пониманием той ответственности, которая на него ложится.

Я пробую разные сердца в течение дня. Вот сегодня у меня было три операции, вчера – четыре, на той неделе получилось шесть операций в один день. По-разному, я пять дней в неделю оперирую. Конечно, я его беру в руки, причем я его беру в руки, когда оно сокращается. Потом я его останавливаю, исправляют тот дефект, который существует в этом сердце. Потом я его запускаю. То есть я его чувствую и горячим, и холодным, когда оно остановлено, и снова горячим, когда оно начинает работать. Я должен сказать, что ощущения, мы работаем в перчатках, поэтому это не та тактильность, но все равно это ощущения совершенно незабываемые. Каждый раз знакомство этого ощущения возвращается. Когда вот берешь сердце, должно пройти несколько секунд, чтобы снова ты почувствовал то ощущение этого удивительного вечного двигателя.

56,4% людей умирают от сердечно-сосудистых заболеваний. В первую очередь надо закрыть это зло, которое нас всех угнетает. Потому что если мы закроем тему только высокотехнологичной помощи у этих больных, у нас продолжительность жизни увеличится на 10 лет с лучшим качеством. Президент объявил 2015 годом борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Я был на этом послании, и я, честно говоря, даже не ожидал. И когда я это услышал, я так громко аплодировал, что все повернулись. И не понимая даже, что происходит, начали тоже бурно аплодировать. Поэтому, конечно, для нас это очень волнительный момент. У нас есть большие возможности, потому что у нас большое сообщество кардиологов, кардиохирургов, людей, которые работают в этой области, знают, как это делать. Как оптимизировать подходы. И, конечно, это положение нас очень воодушевляет.

Красота и восторг

Это просто поразительно, что в течение всей жизни сердце человека должно работать без единой остановки и отдыха. И ведь работает! Мышцы, сосуды, клапаны… Представить невозможно, что они закрываются и открываются в течение жизни человека более двух миллиардов раз. Какой материал способен такое выдержать!

Мне, хирургу, много раз приходилось менять сносившиеся, в буквальном смысле стершиеся искусственные сердечные клапаны. А ведь там применяются самые прочные и самые износоустойчивые материалы, какие только существуют на земле. Сейчас для искусственных клапанов применяются еще более прочные материалы, чем силикон, и все равно никакие материалы не могут сравниться с теми, что синтезируются в организме человека.

Скажу еще и так: более гармоничной картины, чем ритмично сокращающееся сердце, я в жизни своей не видел и, честно сказать, даже представить не могу. Как же все это поразительно красиво и мощно!

Вот сердце отдыхает, расслабляется в период паузы и вдруг… начинает сжиматься красивым, могучим, живым движением. Это невозможно пересказать, это нужно увидеть!

Какая же немыслимая мощь заключена в этом, величиной с кулак, мышечном узле, способном продвигать кровь по всему организму, по бесчисленным сосудам, начиная от широкой мощной аорты и кончая тончайшими, как волос, капиллярами.

Если все эти сосуды вытянуть в одну нить, общая длина их составит около 115 тысяч километров. Поразительная цифра! Этого достаточно, чтобы два с половиной раза обернуть землю по экватору!

Картину работы сердца можно сравнить с бегом великого спринтера. Ну, какого-нибудь нынешнего Усейна Болта… но мне все-таки ближе гармоничный, летящий бег кумира моей молодости – бесподобного Валерия Борзова.

Вот Борзов срывается со стартовых колодок, мощно расталкивается, стремительно набирает ход и уверенно выигрывает спринт на Олимпиаде! То, что он делает за эти краткие мгновения, – настоящее волшебство! Ну а что переживает за эти десять секунд его сердце?!

На всей дистанции в сто метров один, ну, максимум два вдоха! Пульс взлетает до двухсот ударов… а всего через минуту – восемьдесят и вот уже шестьдесят. Тренированное сердце великого спортсмена очень быстро отходит от чудовищной запредельной нагрузки, восстанавливает нормальный ритм! А ведь за эти секунды в организме накопилось критическое количество отходов сверхнапряженной мышечной работы – углекислого газа, молочной кислоты и так далее, и все это сердце смогло преодолеть и прогнать по артериям и венам и капиллярам, очистить и нейтрализовать. Для тренированного здорового сердца, кажется, нет ничего невозможного.

Вот другой классический пример. Стоит мальчишка возле метро с букетом цветов, ждет свою девушку. Вот она появляется! У него, как у спринтера, пульс взлетает за двести ударов!

Что случилось?! Мощный выброс адреналина в синусовый узел. В тот самый узел, который заводит сердце. Это электрическая система, которая регулирует ритм и настрой человеческой жизни.

Думаю, понять меня в полной мере может лишь хирург-кардиолог, оперирующий на открытом сердце, то есть человек, который держал в своих ладонях живое, трепещущее и прекрасное человеческое сердце!

Об операции и интуиции

Я думаю об операции, конечно. Несмотря на то, что я сделал очень много операций, все равно каждый больной имеет какую-то особенность. Потом в нашей практике очень много такого, что еще не оперировалось, по причине того, что не брались делать операцию человеку, потому что не знали как.

Очень много, особенно при болезнях сердцах, того, чего не оперировали вчера. У нас есть такая фраза: «Вчера не лечилось, а сегодня лечится». Это относится к тем редким заболеваниям, которые благодаря накоплению знании начинают поддаваться лечению. Когда у меня такой больной, я сажусь капитально за книги, пользуюсь интернетом и так далее. Часто даже нет прямой подсказки, но путем сопоставления ряда каких-то данных ты принимаешь решение сделать операцию так, а не так. Поэтому если говорить о таких операциях, то профессию хирурга можно сравнить с профессией водителя. Если ты хорошо видишь, знаешь правила движения, с тобой будет все нормально. В нашей профессии хорошо видеть, что является очень важным. А знать правила -это знать анатомию. Конечно, внутренний настрой есть. Я, как правило, все-таки знаю исход.

О фатализме

Младенца с врожденным пороком, конечно, по человеческим меркам ни с чем нельзя больше сравнить… Я вот из своего окна смотрел, как идут к нам пять человек. У нас по территории клиники до забора метров, наверное, 300–350, и вот идут сразу пять человек, впереди женщина и несет что-то в руках. Присмотрелся, когда они ближе подошли, и увидел, что она несет пакетик – ребенка несет на руках. И вот еще четыре человека сопровождают ее. Для этой семьи, похоже, ничего дороже этого кулечка сейчас нет. Мать несет дар Божий, который они получили, и этот младенчик болен, а мне надлежит его спасти. Какая же на нас всех тут лежит ответственность-то!

И здесь очень важно обсудить, мне кажется, одну вещь, которая в разных религиях, к сожалению, трактуется почти одним и тем же понятием – Бог дал, Бог взял. И я был, к сожалению, однажды вынужден всерьез этому возразить, когда у священнослужителя родился в семье внук с пороком сердца. Семья обратилась к нам, мы готовы были помочь, потом они узнали, что операцию нужно делать в два или, может быть, даже в три этапа. И взрослые отказались от операции, а ребенок умер.

Я считаю, что это недопустимо. Потому что никто не вправе вот такую ответственность принимать за чужую жизнь. Каждому из нас она дана, как, скажем, наша собственность. Особенно это относится к беззащитным детям, к новорожденным, маленьким, которые вообще никакого понятия не имеют о своем праве на жизнь.

Врач – первый после Бога

Настоящий врач себе не принадлежит. В более или менее жесткой форме к этому имеет отношение всякий врач. Но хирург – в особенности. Очень уж близко тут у нас расположена тонкая грань между жизнью и смертью.

Молодым хирургам, с которыми мне приходится работать, я при знакомстве всегда говорю одно и то же. Вы должны помнить, что когда больной дает согласие на операцию, вы становитесь для него чем-то большим, чем даже мама и папа. Вы становитесь для него первым человеком после Бога. Тот, кто этого не понимает, никогда не состоится как настоящий хирург.

Лечение больного – это вообще некое особенное душевное дело, которое понять и освоить не так уж просто. Оно несомненно, это мое глубокое убеждение, связано с моральным обликом и душевными качествами врача. Я, например, не могу представить, чтобы среди моих коллег – сотрудников центра, занимающихся лечением людей, нашелся какой-нибудь урод, который разрушил свою семью. Я не только не могу представить себе, чтобы такой человек состоялся как настоящий врач, я не смогу допустить его к лечению людей, да просто не захочу работать с ним рядом.

Каждая профессия содержит в себе какие-то условия и свои особые принципы. Настоящий врач себе не принадлежит. Это надо ясно понимать, выбирая профессию.

Когда я пытаюсь представить настоящего врача, я вижу в первую очередь даже не великого Пирогова, спасавшего солдат на поле боя. Я вижу скромного земского врача, который, получив вызов, немедленно собирает свой медицинский чемоданчик и в пролетке или санях, а то и пешком, в зной, мороз и пургу, отправляется в далекое и нередко опасное для жизни путешествие, чтобы спасти незнакомого ему заболевшего крестьянина, его жену или ребенка. Вся жизнь такого врача – незаметный, и потому особенно трудный, подвиг во имя человечности.

Сейчас положение несколько иное, но морально настоящий врач должен быть готов всегда и везде, не задумываясь о трудностях или опасности, спешить ко всякому человеку, который нуждается в его помощи. В этом ведь и состоит смысл клятвы Гиппократа, который дает перед началом профессиональной деятельности каждый врач.

О том, почему работает до сих пор

Всю свою жизнь я накапливал опыт именно для того, чтобы иметь возможность заниматься тем, чем я занимаюсь сейчас. К счастью, для этого у меня есть и силы, и возможности. А все остальные стороны моей жизни я рассматриваю лишь как дополнение к главному – работе кардиохирурга.

По материалам открытых интернет-источников

 
 
 
 

Академик Смеянович: “У сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли – тайна дремучая”

Академик, заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологии и нейрохирургии, нейрохирург Арнольд Федорович Смеянович за 47 лет практики провел операции на мозге почти у 9000 пациентов. Люди, записанные в потенциальные инвалиды, становятся трудоспособными. Более 5 лет у него нет операционной летальности. 250 сложнейших вмешательств каждый год, которые доктор Смеянович выполняет лично. Чуткий к чужой боли человек, готовый круглосуточно спасать других.

Нейрохирург Смеянович Арнольд Федорович

– Арнольд Федорович, почти каждый день Вы всматриваетесь в мозг и говорите, что для ученого он на 99,9% — тайна.

– Да, я вижу перед собой вещество, клетки которого наполнены таким объемом знаний, что хочется, подобно Ньютону, снять шляпу перед каждым исследователем его. Не ясно, как он «работает». На любой сигнал от нерва, уха или глаза в нем создается «картинка». Но как в итоге человек понимает, что это — обезьяна, это — светильник, а это — он сам? Ясно, что мозг мощнее любого суперкомпьютера. Тактовая частота процессора измеряется в гигагерцах или терагерцах; а у человека всего лишь килогерцы. Сигнал идет от нейрона к нейрону не со скоростью света, а 1 400 м в секунду. Тем не менее, мозг «крутится» намного быстрее. Самое удивительное, что у сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли — вообще тайна дремучая. Владеет ею, вероятно, Творец.

Академик РАН и РАМН Наталья Бехтерева призналась, что когда она и ее сотрудники пытались постичь глубокие структуры мозга (впервые в СССР ученый применила способ долгосрочного вживления электродов), то сразу заболевали. Чувствовали себя так плохо, что ни на какие исследования сил не было. Но стоило прекратить эксперименты — тут же возвращались бодрость и здоровье. Лауреат двух Государственных премий СССР хирург Войно-Ясенецкий, он же архиепископ Лука, сравнивал мозг с телефонной станцией: роль сводится к выдаче сообщения. Он ничего не прибавляет к тому, что получает. Нобелевский лауреат по физиологии и медицине Джон Эклс (открыл ионные механизмы возбуждения и торможения в периферических и центральных нервных клетках) считал, что мозг «не производит» мысли, а лишь воспринимает их извне. Наталья Бехтерева не побоялась разгромной, уничижительной критики со стороны коллег-материалистов и сказала, что мозг человека способен создавать лишь простейшие мысли. Где рождаются теории, гипотезы, открытия — пока неведомо физиологам. Я тоже думаю, что мозг — существо в существе, тайна за семью печатями.

– Для изучения мозга Ленина создали специальную лабораторию, которая вскоре расширилась до института. Вы были на кафедре Сергея Мардашова, где хранился мозг вождя мирового пролетариата?

– Нет, не доводилось. Но, судя по описанию операции, сделанной Ильичу наркомом здравоохранения Николаем Семашко после выстрелов Фанни Каплан, и акту вскрытия (секретный архивный документ, доступ к которому получила Моника Спивак, издавшая книгу «Посмертная диагностика гениальности»), проблемы у Ленина были. Артериосклероз: по сосудам стучали пинцетом, как по кости, — настолько они пропитались известью. Все левое полушарие в кистах, размягченные участки мозга, закупоренные сосуды почти не доставляли кровь — болезнь серьезно поразила орган, выполнявший самую напряженную работу. Содержимое черепной коробки оказалось невелико — 1 340 г (для сравнения: мозг Байрона весил 1 800 г, Тургенева — 2 012 г, а самый крупный принадлежал… идиоту). Но вес серого вещества и широта ума, гениальность слабо связаны. Анатоль Франс имел самый маленький по объему мозг, у Луи Пастера, основоположника микробиологии и иммунологии, было вообще одно полушарие. А жили долго и творили так, как дай Бог каждому.

Больного готовят к операции ассистенты: интубируют, вскрывают черепную коробку. Вы знаете все о пациенте, для Вас — это незыблемое правило. Но, предположим на секунду, что на столе — человек без сознания, его привезли с улицы с тяжелой черепно-мозговой травмой. Увидев его мозг, вы можете сказать: перед Вами умный или глупый?

– Это исключено. У кого-то мозг больше, у кого-то меньше. На интеллект внешний вид мозга не влияет. Когда-то, если не ошибаюсь, лет 40 назад, я помогал своему Учителю, профессору Ефрему Злотнику оперировать студентку консерватории. У нее была большая опухоль на полушарии. Когда ее удалили, оказалось, что полушария практически не осталось, опухоль разрушила. Девушка поправилась, с отличием закончила консерваторию, уехала в США, в нее влюбился миллионер, за которого вышла замуж. Она и сегодня чудесно играет, я знаю об этом, потому что получаю от нее приветы и поздравления.

Мы удаляем опухоли и на лобной доле мозга, которая в значительной степени отвечает за интеллект. Когда новообразование намертво «спаяно» с серым веществом, приходится убирать и часть здорового. Назавтра беседуешь с пациентом и не замечаешь, чтобы ему было трудно собраться с мыслями. Он шутит, все из своей жизни помнит.

– Вероятно, мозг дан нам с большим запасом, чтобы мы использовали его до конца дней?

– В том-то и дело, что у многих он гораздо чаще «ржавеет», чем изнашивается. Процентов на сорок просто отдыхает. Люди живут, как сказочный Емеля на печи, ждут, что все само появится, не тренируют память, не развивают интеллект. А потом удивляются, что элементарного вспомнить не могут. Мозг нуждается в тренинге, в знаниях, чтении, созерцании красоты, восстановлении в своем сознании высшего понимания смысла жизни.

– Прежде чем начать исследование мозга в лаборатории, академик Наталья Бехтерева взяла благословение митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева). Она не скрывала, что призывает на помощь Бога. А Вы в него верите?

Когда я вижу, как красиво устроены сердце и мозг, которым нет аналогов в природе, у меня нет сомнений, что без Божественной руки здесь не обошлось. Великий русский хирург Николай Пирогов писал, что «мозг отдельного человека служит органом мышления мировой мысли. Нужно признать существование, кроме мозговой мысли, и другой, высшей, мировой». Понять это легко, если только не пытаться все объяснить. Лично для меня Бог — идеал, который человек должен воплощать в своей повседневной жизни.

– Может быть, нейрохирургу задавать вопросы по нейрофизиологии и некорректно — это наука белых пятен. И все же: хочется узнать, почему пучок нервных волокон, передающих сигналы из правого в левое полушарие, у женщин шире, чем у мужчин?

– К сожалению, еще совершенно не ясно, на что влияет «пучковая» особенность. В «Пословицах русского народа» В. Даля каждая строчка о женщинах дышит ехидством: «Волос долог, да ум короток», «Баба бредит, да черт ей верит». Однако через различные отделы женского мозга за единицу времени протекает на 15% крови больше. Возможно, этим и объясняется меньшая прочность мужского мозга как биологического организма, а отсюда и большая частота инсультов. Половые различия на серое вещество не влияют. Тем не менее, психологи доказали, что женщины легче справляются с задачами, где нужна интуиция. Женская догадливость иногда значит больше, чем мужская уверенность. Координация тонких движений у слабого пола более совершенна, как и доступный диапазон запахов, звуков высокой частоты, женщины лучше дифференцируют вкусовые ощущения.

Я думаю, женский мозг не нуждается в адвокатской защите. Природа сделала так, что обоим полам одинаково доступны все виды человеческой деятельности, просто вершины успехов они достигают не всегда одинаковыми путями.

– Как считаете, где место души — в головном мозге, спинном, в сердце?

– Мне кажется, этой субстанции не нужно место. Если она есть, то во всем теле — хозяйка.

– О чем думаете, когда оперируете? Ведь порой вмешательство длится 7 часов…

– Только о том, как помочь больному. Не сочтите это за высокие слова, но всякие мысли будто кто-то отсекает. Их нет, как и глотательного рефлекса. Не хочется ни пить, ни есть, ни встать и размять плечи. Сижу на стуле, гляжу в микроскоп на чужой мозг (в обруче на голове небольшая навигационная система), он — под скальпелем в моей руке. Если она дрогнет, пациент может остаться с травмой на всю жизнь. Полдня провести за микроскопом нелегко. Но и результат есть: люди, записанные в потенциальные инвалиды, становятся трудоспособными, более 5 лет нет операционной летальности.

– Жизнь фильтрует окружение вокруг Вас. Кого сегодня больше — друзей или врагов?

– Мне кажется, тех и других поровну. Вторые — завистники. Людям свойственно смотреть сердитыми глазами на тех, которым хочется скорости и новизны. Новое всегда окружено недоверием, стандартное мышление подсовывает доказательства невозможности. А талант пренебрегает детектором ошибок… Протестующую природу недоброжелателей надо рассматривать как сигнал. Чуткая душа должна его улавливать, чтобы правильно реагировать. Интриги, клевета, зависть лишь оттеняют величие настоящего дела. Я всем советую не отвлекаться на склоки и пустые разговоры, а жить тем, что приносит радость. Лично для меня — это работа.

– Что чувствуете, когда не удается спасти больного?

– Всегда мысль одна и та же: хоть ты и академик, а ничего не достиг. Зашиваешь рану с горьким чувством: опухоль удалить не удалось, она уже успела все разрушить. Отводишь глаза в сторону на обходе. Врать нельзя, молчишь. Понимаешь, что смерть надвигается. А к ней привыкнуть невозможно.

– Говорите пациенту, что у него злокачественная опухоль?

– Очень редко. И только мужественному, спокойному человеку, чтобы он успел доделать какие-то важные дела. А то ведь заявляет, что не хочет оперироваться, мол, само рассосется. «У вас опухоль, которая быстро растет, через какое-то время вы будете парализованы», — твердо говорю я. И человек соглашается на удаление ее. Но какая опухоль — не комментирую. У мозга есть свой блок самосохранения и защиты, вроде предохранителя. Мозг охраняет себя сам, чтобы шквал негативных эмоций не захватил целиком.

Нейрохирург Смеянович Арнольд ФедоровичАлександр Македонский, Наполеон Бонапарт, Александр Суворов помнили всех своих воинов — до 30 тысяч человек. Сократ знал в лицо каждого из 20 тысяч жителей Афин. А Чарли Чаплин не мог назвать даже фамилии секретаря, с которым проработал 7 лет. Как укрепить нашу память, что в еде предпочесть?

– Когда замечаете проблему, лучший способ ничего не забыть — записывать «напоминалки» на бумаге и крепить их на уровне глаз. Придумывать ребусы, разговаривать с самим собой, не стесняясь этого. Тихонько скажите: «Я оставляю машину в конце стоянки под высоким тополем». Мысленно отдавайте себе приказы: «Нужно позвонить такому-то». Если хотите сразу запомнить имя человека, то проведите ассоциацию с каким-нибудь образом. Например: Маша — машет руками, Катерина — едет на катере, Вася — висит на турнике. Побольше читайте. Есть и атеросклеротические рецепты, давно используемые в народе: кора рябины, цветки клевера, свекольный сок в смеси с морковным, хрен, черемша, репчатый лук. В еде должны быть: хлеб с отрубями (витамины группы В — «первая скрипка» в процессе запоминания), сыр, горох, гречневая каша, орехи, море-продукты, овощи, фрукты, мед. Замечено, что все полезное для мозга нравится и сердцу.

– Ваше отношение к алкоголю?

– Рюмочка хорошего коньяка вреда в организме не сделает. У философа Василия Розанова прочел однажды: «Проклятая водка. Пришли сто гадов и нагадили у меня в мозгу». Образно. Будь моя воля, превратил бы эти слова в плакат и развесил в местах, где тусуется молодежь.

– Самые счастливые минуты в жизни?

Когда вижу и слышу людей счастливыми. Межу ними всегда теснейшая и редкая симпатия, кажется, живут они душа в душу и ум один. Среди таких даже черствые оттаивают…

Источник: http://doktora.by/

 
 
 

Цель жизни – стать Творцом

Как выйти из матрицы?

У меня есть теория по поводу уникальности человеческой жизни. Родилась она еще до “Матрицы“, но вы все равно не поверите. Ну, и ладно. :)

Человеческая жизнь представляется мне в виде программы, наподобие компьютерной. Человек рождается с уже заданной для него программой. Полагаю, она хранится в структуре ДНК и отражается в бессознательном. Думаю, вся неосознанная жизнь человека (сколько бы она ни длилась) записана в этой программе. Выбор родителей, младенчество, детство, все травмы и страхи, испытания и награды – все уже есть в этой программе до рождения. И реальная жизнь на самом деле ничего не добавляет в бессознательное, а только подтверждает и реализует то, что записано.

Все программы состоят из модулей. На мой взгляд, основных модулей, из которых состоит человеческая жизнь, не так много – всего двадцать-тридцать (если притянуть незначительные изменения и ответвления, то больше).

Например, такие модули, как:

– рождение в благополучной семье,

– рождение в семье с конфликтами,

– рождения в семье созависимых (алкоголизм и прочее),

– хорошие отношения с одноклассниками,

– чужой среди своих,

– моббинг со стороны одноклассников и так далее.

Вся уникальность конкретной человеческой жизни образуется произвольным смешением этих модулей. Для примера:

– благополучная семья, непонимание в среде одноклассников, престижный ВУЗ, раннее замужество, муж-деспот;

– семья алкоголиков, дружба с одноклассниками, учеба в колледже, работа на заводе, брак с хорошей созависимой девочкой.

Количество уникальных сочетаний вычисляется факториалом, если что. :)

Из этого следует, что проблемы людей не так уж уникальны, как нам кажется. По сути, требуется найти выход из конкретного модуля, А тут, программа – она и есть программа: все стандартно.

Однако стоит заметить, что исправление в более ранних модулях приводит к более существенному изменению выходных данных программы. Чем более ранний модуль исправлен, тем серьезнее изменения в итоге.

В чем смысл человеческой жизни, если все задано?

Если одним словом, то это ОСОЗНАННОСТЬ. Если рассмотреть шире, то цель жизни человека – стать саморазвивающимся, самообучающимся существом с активным самосознанием, в идеале, выйти из установленной для него программы.

Свободная воля – это о способе выхода. Освободить свое мышление от наслоений стереотипов, убеждений, оценок, предубеждений – каркаса, в рамках которого мечется сознание. Выпустить его.

Свободная воля – способность подбирать модули в программе своей жизни по своему усмотрению. Собирать жизнь, как паззл, а не жить строго в пределах заданных кодов.

Свободная воля – это необязательный модуль. Он есть, он хранится в библиотеке, но к нему еще надо обратиться. Но зато это единственный модуль, который напрямую соединяет с Источником.

По большому счету, цель человеческой жизни – стать Творцом. И для этого нет другого инструмента, кроме воли, и нет другого материала, кроме любви. К себе, к миру, к окружающим.

Свободного творчества, дорогие! Верю в вас.

Лилия Ахремчик, тренер, психолог, коуч

 
 
 

49 вопросов, которые освободят Ваш ум

Это 49 вопросов, которые должен задать себе каждый человек. На эти вопросы нет правильных или не правильных ответов. Есть только то, что составляет ваши убеждения и что поможет вам лучше понять себя.

Ответьте на эти вопросы, не поленитесь, если у вас в жизни все хорошо. Возможно, что-то новое для развития и новых целей увидите. Обязательно ответьте на эти вопросы, если вы в кризисе внутриличностном или кризисе отношений. Наедине с собой. И с полным погружением. Удачи!

 

 

Освободите ум

 

1. Сколько бы Вы себе дали лет, если бы не знали своего возраста?

2. Что хуже: потерпеть неудачу или так и не попробовать?

3. Почему, если жизнь так коротка, мы делаем так много того, чего не любим делать, и при этом делаем так мало из того, что любим?

4. Если работа завершена, все сказано и все сделано, чего было больше — разговоров или дел?

5. Если бы Вам разрешили изменить только одну вещь в мире, что бы это было?

6. Если счастье станет национальной валютой, какая работа сделает Вас богатым?

7. Вы делаете то, во что верите, или пытаетесь верить в то, что делаете?

8. Если бы в среднем человеческая жизнь длилась 40 лет, что бы Вы изменили в своей жизни, чтобы прожить ее максимально интересно?

9. Насколько Вы контролируете то, что происходит в Вашей жизни?

10. О чем Вы больше беспокоитесь: сделать вещи правильно или сделать правильные вещи?

11. Вы обедаете с тремя людьми, которых уважаете и цените. Они начинают критиковать Вашего близкого друга, не зная, что Вы с ним дружите. Эта критика унизительна и несправедлива. Что Вы сделаете?

12. Если бы Вы могли дать маленькому ребенку только один совет за всю жизнь, что бы Вы сказали?

13. Смогли бы Вы нарушить закон для спасения любимого человека?

14. Вы видели безумие там, где позже увидели гениальность?

15. Что в этой жизни Вы делаете иначе, чем другие люди?

16. Как получается, что то, что делает Вас счастливым, не делает счастливым всех остальных?

17. Что Вы очень хотели сделать, но так и не сделали? Что Вас останавливает?

18. Вы держитесь за что-то, что Вам давно пора отпустить?

19. Если бы Вам предложили навсегда переехать в другую страну, куда бы Вы переехали и почему?

20. Вы нажимаете кнопку вызова лифта больше одного раза? Вы действительно верите, что это ускорит лифт?

21. Кем бы Вы хотели быть: нервным гением или счастливым дурачком?

22. Почему Вы — это Вы?

23. Если бы Вы смогли стать самому себе другом, хотели ли бы Вы себе такого друга?

24. Что хуже: если Ваш лучший друг переедет жить в другую страну, или будет жить рядом, но Вы перестанете общаться?

25. За что Вы больше всего благодарны в этой жизни?

26. Что Вы выберите: потерять все свои прошлые воспоминания, или никогда не иметь новых?

27. Можно ли добиться правды, не сражаясь?

28. Ваш самый большой страх стал реальным?

29. Вы помните, как были ужасно расстроены лет 5 тому назад? Сейчас это имеет значение?

30. Какое у Вас самое счастливое воспоминание о детстве? Что делает его таким?

31. Какие события из Вашего прошлого заставили Вас чувствовать себя настоящим, живым?

32. Если не сейчас, то когда?

33. Если Вы еще не достигли этого, то что Вам терять?

34. У Вас было такое, что Вы были с кем-то, и ничего не говорили, а затем решили, что это был лучший разговор в Вашей жизни?

35. Возможно ли знать без тени сомнения, что хорошо, а что плохо?

36. Если бы Вам сейчас дали миллион долларов, Вы бы уволились с работы?

37. Чтобы Вы больше хотели: иметь много работы, которую нужно сделать, или мало работы, но той, которую Вам нравится делать?

38. У Вас есть ощущение, что сегодняшний день уже повторялся сотни раз до этого?

39. Когда в последний раз Вы начинали активно действовать, имея в голове только зачаток идеи, но при этом уже сильно веря в неё?

40. Если все, кого Вы знаете, умрут завтра, кого Вы навестите сегодня?

41. Хотели бы Вы обменять 10 лет своей жизни на всемирную известность и привлекательность?

42. В чем разница между жизнью и существованием?

43. Когда уже наступит время рассчитывать риск, и начать делать то, что Вы считаете верным?

44. Если мы учимся на своих ошибках, почему мы боимся их совершать?

45. Что бы Вы могли делать по-другому, зная, что никто Вас не осудит?

46. Когда в последний раз Вы замечали звук своего собственного дыхания? А сердцебиения?

47. Что Вы любите? Последние Ваши действия выражали эту любовь?

48. За каждый день 5 прошедших лет, Вы сможете вспомнить, что делали вчера? А позавчера? А поза-позавчера?

49. Решения принимают здесь и сейчас. Вы сами их принимаете, или кто-то принимает их за Вас?

 

Источник: http://gestaltclub.com/

 

День смерти человека не случаен, как и день рождения

Что такое добрая воля к смерти? Как объяснить загадку клинической смерти? Почему умершие приходят к живым? Можно ли дать и получить разрешение умереть? Мы публикуем фрагменты выступления на семинаре, который провел в Москве Андрей Гнездилов, врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, почетный доктор Эссекского университета (Великобритания), основатель первого в России хосписа, изобретатель новых методов арт-терапии и автор многочисленных книг.

 Андрей Гнездилов, психотерапевт

Смерть как часть жизни

 

В быту, когда мы разговариваем с кем-то из знакомых, и он говорит: «Ты знаешь, вот такой-то умер», обычная реакция на это вопрос: как умер? Очень важно, как умирает человек. Смерть важна для самоощущения человека. Она имеет не только негативный характер.

Если философски смотреть на жизнь, мы знаем, что нет жизни без смерти, понятие жизни может быть оценено только с позиции смерти.

Мне как-то пришлось общаться с художниками и скульпторами, и я спросил их: «Вы изображаете различные стороны жизни человека, можете изобразить любовь, дружбу, красоту, а как бы вы изобразили смерть?» И никто не дал сразу внятного ответа.

Один скульптор, который увековечил блокаду Ленинграда, обещал подумать. И незадолго до смерти он мне ответил так: «Я бы изобразил смерть в образе Христа». Я спросил: «Христос распятый?» – «Нет, вознесение Христа».

Один немецкий скульптор изобразил летящего ангела, тень от крыльев которого и была смерть. Когда человек попадал в эту тень, он попадал во власть смерти. Другой скульптор изобразил смерть в образе двух мальчиков: один мальчик сидит на камне, положив голову на колени, он весь устремлен вниз.

В руках второго мальчика, свирель, голова его запрокинута, он весь устремлен вслед за мотивом. И объяснение этой скульптуры было таким: невозможно изобразить смерть без сопутствующей жизни, и жизни без смерти.

Смерть – естественный процесс. Многие писатели пытались изобразить жизнь бессмертной, но это было ужасное, страшное бессмертие. Что такое бесконечная жизнь – бесконечное повторение земного опыта, остановка развития или бесконечное старение? Трудно даже представить то мучительное состояние человека, который бессмертен.

Смерть – это награда, передышка, она ненормальна только тогда, когда наступает внезапно, когда человек еще на подъеме, полон сил. А пожилые люди хотят смерти. Некоторые старушки просят: «Вот, зажилась, пора бы и умереть». И образцы смерти, о которых мы читаем в литературе, когда смерть постигала крестьян, носили нормативный характер.

Когда деревенский житель чувствовал, что он уже не может работать, как прежде, что он становится обузой для семьи, он шел в баню, надевал чистую одежду, ложился под образа, прощался с соседями и родными и спокойно умирал. Его смерть наступала без тех выраженных страданий, возникающих, когда человек борется со смертью.

Крестьяне знали, что жизнь – это не цветок-одуванчик, который вырос, распустился и рассеялся под дуновением ветра. Жизнь имеет глубокий смысл.

Этот пример смерти крестьян, умирающих, дав себе разрешение на смерть – не особенность тех людей, подобные примеры мы можем встретить и сегодня. Как-то к нам поступил онкологический больной. Бывший военный, он держался молодцом и шутил: «Я прошел три войны, дергал смерть за усы, а теперь вот наступило ее время подергать меня».

Мы, конечно, его поддерживали, но вдруг однажды он не смог подняться с постели, и воспринял это совершенно однозначно: «Все, я умираю, я уже не могу встать». Мы говорили ему: «Не волнуйтесь, это метастаз, люди с метастазами в позвоночнике живут долго, мы будем ухаживать за вами, вы привыкнете». – «Нет, нет, это смерть, я знаю».

И, представьте себе, через несколько дней он умирает, не имея к этому никаких физиологических предпосылок. Он умирает потому, что он решил умереть. Значит, эта добрая воля к смерти или какая-то проекция смерти совершается в реальности.

Нужно предоставить жизни естественную кончину, ведь смерть запрограммирована еще в момент зачатия человека. Своеобразный опыт смерти приобретается человеком в родах, в момент рождения. Когда занимаешься этой проблемой, видно, как разумно построена жизнь. Как человек рождается, так он умирает, легко рождается – легко умирает, тяжело рождается – тяжело умирает.

И день смерти человека также не случаен, как и день рождения. Статисты первые поднимают эту проблему, открыв частое совпадение у людей даты смерти и даты рождения. Или, когда мы вспоминаем какие-то значимые годовщины смерти наших родных, вдруг оказывается, что бабушка умерла – родился внучок. Вот эта передача в поколения и неслучайность дня смерти и дня рождения – бросается в глаза.

Клиническая смерть или другая жизнь?

 

Ни один мудрец до сих пор не понял, что такое смерть, что происходит во время смерти. Оставлен практически без внимания такой этап как клиническая смерть. Человек впадает в коматозное состояние, у него останавливается дыхание, сердце, но неожиданно для себя и для других он возвращается к жизни и рассказывает удивительные истории.

Недавно умерла Наталья Петровна Бехтерева. В свое время мы часто спорили, я рассказывал случаи клинической смерти, которые были в моей практике, а она говорила, что это все ерунда, что просто в мозге происходят изменения и так далее. И однажды я привел ей пример, который она потом стала сама использовать и рассказывать.

Я работал 10 лет в Онкологическом институте в качестве психотерапевта, и как-то раз меня позвали к молодой женщине. Во время операции у нее остановилось сердце, его долго не могли завести, а когда она очнулась, меня попросили посмотреть, не изменилась ли ее психика из-за долгого кислородного голодания мозга.

Я пришел в реанимационную палату, она только-только приходила в себя. Я спросил: «Вы можете со мной поговорить?», – «Да, только я хотела бы извиниться перед вами, я причинила вам столько хлопот», – «Какие хлопоты?», – «Ну, как же. У меня же остановилось сердце, я пережила такой стресс, и я видела, что для врачей это было тоже большим стрессом».

Я удивился: «Как вы могли это видеть, если вы были в состоянии глубокого наркотического сна, а потом у вас остановилось сердце?», – «Доктор, я бы вам рассказала гораздо больше, если вы пообещаете не отправлять меня в психиатрическую больницу».

И она рассказала следующее: когда она погрузилась в наркотический сон, то вдруг почувствовала, что как будто мягкий удар в стопы заставил что-то внутри нее повернуться, как выворачивается винт. У нее было такое ощущение, что душа вывернулась наружу, и вышла в какое-то туманное пространство.

Приглядевшись, она увидела группу врачей, склонившихся над телом. Она подумала: какое знакомое лицо у этой женщины! И потом вдруг вспомнила, что это она сама. Вдруг раздался голос: «Немедленно прекращайте операцию, сердце остановилось, нужно заводить его».

Она подумала, что умерла и с ужасом вспомнила, что не попрощалась ни с матерью, ни с пятилетней дочерью. Тревога за них буквально толкнула ее в спину, она вылетела из операционной и в одно мгновение очутилась у себя в квартире.

Она увидела довольно мирную сцену – девочка играла в куклы, бабушка, ее мать, что-то шила. Раздался стук в дверь, и вошла соседка, Лидия Степановна. В руках у нее было маленькое платье в горошек. «Машенька, – сказала соседка, – ты все время пыталась быть похожей на маму, вот я сшила для тебя такое же платье, как у мамы».

Девочка с радостью бросилась к соседке, по дороге задела скатерть, упала старинная чашка, а чайная ложка попала под ковер. Шум, девочка плачет, бабушка восклицает: «Маша, как ты неловка», Лидия Степановна говорит, что посуда бьется к счастью – обычная ситуация.

И мама девочки, забыв о себе, подошла к дочке, погладила ее по головке и сказала: «Машенька, это не самое страшное горе в жизни». Машенька посмотрела на маму, но, не увидев ее, отвернулась. И вдруг, эта женщина поняла, что когда она прикасалась к головке девочки, она не почувствовала этого прикосновения. Тогда она бросилась к зеркалу, и в зеркале не увидела себя.

В ужасе она вспомнила, что должна быть в больнице, что у нее остановилось сердце. Она бросилась прочь из дома и очутилась в операционной. И тут же услышала голос: «Сердце завелось, делаем операцию, но скорее, потому что может быть повторная остановка сердца».

Выслушав эту женщину, я сказал: «А вы не хотите, чтобы я приехал к вам домой и сказал родным, что все в порядке, они могут повидаться с вами?» Она с радостью согласилась.

Я поехал по данному мне адресу, дверь открыла бабушка, я передал, как прошла операция, а затем спросил: «Скажите, а в пол-одиннадцатого не приходила ли к вам соседка Лидия Степановна?», – «Приходила, а вы что, с ней знакомы?», – «А не приносила ли она платье в горошек?», – «Вы что волшебник, доктор?»

Я продолжаю расспрашивать, и все до деталей сошлось, кроме одного – ложку не нашли. Тогда я говорю: «А вы смотрели под ковром?» Они поднимают ковер, и там лежит ложка.

Этот рассказ очень подействовал на Бехтереву. А затем она сама пережила подобный случай. В один день она потеряла и пасынка, и мужа, оба покончили жизнь самоубийством. Для нее это было жутким стрессом. И вот однажды, войдя в комнату, она увидела мужа, и он обратился к ней с какими-то словами.

Она, прекрасный психиатр, решила, что это галлюцинации, вернулась в другую комнату и попросила свою родственницу посмотреть, что в той комнате. Та подошла, заглянула и отшатнулась: «Да там же ваш муж!» Тогда она сделала то, о чем просил ее муж, убедившись, что подобные случаи не выдумка.

Она говорила мне: «Никто лучше меня не знает мозга (Бехтерева была директором Института мозга человека в Петербурге). И у меня ощущение, что я стою перед какой-то громадной стеной, за которой слышу голоса, и знаю, что там чудесный и огромный мир, но я не могу передать окружающим то, что я вижу и слышу. Потому что для того, чтобы это было научно обоснованно, каждый должен повторить мой опыт».

Как-то я сидел около умирающей больной. Я поставил музыкальную шкатулку, которая играла трогательную мелодию, затем спросил: «Выключить, вам мешает?», – «Нет, пусть играет». Вдруг у нее остановилось дыхание, родственники бросились: «Сделайте что-нибудь, она не дышит».

Я сгоряча сделал ей укол адреналина, и она снова пришла в себя, обернулась ко мне: «Андрей Владимирович, что это было?» – «Вы знаете, это была клиническая смерть». Она улыбнулась и говорит: «Нет, жизнь!»

Что это за состояние, в которое переходит мозг при клинической смерти? Ведь смерть есть смерть. Мы фиксируем смерть тогда, когда мы видим, что остановилось дыхание, остановилось сердце, мозг не работает, он не может воспринимать информацию и, тем более, посылать ее наружу.

Значит, мозг только передатчик, а есть нечто в человеке более глубокое, более сильное? И тут мы сталкиваемся с понятием души. Ведь это понятие почти вытеснено понятием психики. Психика – есть, а души нет.

Как бы вы хотели умереть?

 

Мы спрашивали и здоровых, и больных: «Как бы вы хотели умереть?». И люди с определенными характерологическими качествами по-своему строили модель смерти.

Люди с шизоидным типом характера, типа Дон Кихот, довольно странно характеризовали свое желание: «Мы бы хотели умереть так, чтобы никто из окружающих не видел моего тела».

Эпилептоиды – считали немыслимым для себя спокойно лежать и ждать, когда придет смерть, они должны были иметь возможность каким-то образом участвовать в этом процессе.

Циклоиды – люди типа Санчо Панса, хотели бы умереть в окружении родных. Психастеники – люди тревожно-мнительные, беспокоились, как они будут выглядеть, когда умрут. Истероиды хотели умереть на восходе или на закате солнца, на берегу моря, в горах.

Я сравнивал эти желания, но мне запомнились слова одного монаха, который сказал так: «Мне безразлично, что будет меня окружать, какая будет обстановка вокруг меня. Мне важно, чтобы я умер во время молитвы, благодаря Бога за то, что Он послал мне жизнь, и я увидел силу и красоту Его творения».

Гераклит Эфесский говорил: «Человек в смертную ночь свет зажигает себе сам; и не мертв он, потушив очи, но жив; но соприкасается он с мертвым – дремля, бодрствуя – соприкасается с дремлющим», – фраза, над которой можно ломать голову чуть ли не всю жизнь.

Находясь в контакте с больным, я мог договориться с ним, чтобы, когда он умрет, он попытался дать мне знать, есть ли что-то за гробом или нет. И я получал такой ответ, не один раз.

Как-то я договорился так с одной женщиной, она умерла, и я скоро забыл о нашем договоре. И вот однажды, когда я был на даче, я вдруг проснулся от того, что в комнате зажегся свет. Я подумал, что забыл выключить свет, но тут увидел, что на койке напротив меня сидит та самая женщина. Я обрадовался, начал с ней разговаривать, и вдруг я вспомнил – она же умерла!

Я подумал, что мне все это снится, отвернулся и попытался заснуть, чтобы проснуться. Прошло какое-то время, я поднял голову. Свет снова горел, я с ужасом оглянулся – она по-прежнему сидит на койке и смотрит на меня. Я хочу что-то сказать, не могу – ужас. Я осознал, что передо мной мертвый человек. И вдруг она, печально улыбнувшись, сказала: «Но ведь это не сон».

Почему я привожу подобные примеры? Потому что неясность того, что нас ожидает, заставляет нас возвращаться к старому принципу: «Не навреди». То есть «не торопи смерть» – это мощнейший довод против эвтаназии. Насколько мы имеем право вмешиваться в состояние, которое переживает больной? Как мы можем ускорять его смерть, когда он, возможно, в этот момент переживает ярчайшую жизнь?

Качество жизни и разрешение на смерть

 

Важно не количество дней, которое мы прожили, а качество. А что дает качество жизни? Качество жизни дает возможность быть без боли, возможность контролировать свое сознание, возможность быть в окружении родственников, семьи.

Почему так важно общение с родственниками? Потому что дети часто повторяют сюжет жизни своих родителей или родственников. Иногда в деталях, это удивительно. И это повторение жизни часто является и повторением смерти.

Очень важно благословение родных, родительское благословение умирающего детям, оно даже потом может спасти их, уберечь от чего-то. Опять-таки, возвращаясь к культурному наследию сказок.

Помните сюжет: умирает старик-отец, у него трое сыновей. Он просит: «После моей смерти три дня ходите на мою могилу». Старшие братья или не хотят идти, или боятся, только младший, дурак, ходит на могилу, и в конце третьего дня отец открывает ему какую-то тайну.

Когда человек уходит из жизни, он иногда думает: «Ну, пусть я умираю, пусть я заболел, но мои родные пусть будут здоровы, пусть болезнь оборвется на мне, я заплачу по счетам за всю семью». И вот, поставив цель, неважно рационально или аффективно, человек получает осмысленный уход из жизни.

Хоспис – это дом, в котором предлагается качественная жизнь. Не легкая смерть, а качественная жизнь. Это место, где человек может завершить свою жизнь осмысленно и глубоко, в сопровождении родственников.

Когда человек уходит, из него не просто выходит воздух, как из резинового шара, ему нужно сделать скачок, ему нужны силы для того, чтобы шагнуть в неизвестность. Человек должен разрешить себе этот шаг. И первое разрешение он получает от родственников, затем – от медицинского персонала, от волонтеров, от священника и от самого себя. И это разрешение на смерть от самого себя – самое сложное.

Вы знаете, что Христос перед страданиями и молитвой в Гефсиманском саду просил своих учеников: «Побудьте со мной, не спите». Три раза ученики обещали Ему бодрствовать, но засыпали, не оказав поддержку. Так вот хоспис в духовном смысле является таким местом, где человек может попросить: «Побудьте со мной».

И если такая величайшая личность – Воплощенный Бог – нуждался в помощи человека, если Он говорил: «Я уже не называю вас рабами. Я назвал вас друзьями», обращаясь к людям, то последовать этому примеру и насытить духовным содержанием последние дни больного – очень важно.

Подготовила текст; фото: Мария Строганова,   опубликовано econet.ru

Цель пережить и все пройти

Цель пережить и все пройти

То насыпью, то глубью лога,
То по прямой за поворот
Змеится лентою дорога
Безостановочно вперед.

По всем законам перспективы
За придорожные поля
Бегут мощеные извивы,
Не слякотя и не пыля.

Вот путь перебежал плотину,
На пруд не посмотревши вбок,
Который выводок утиный
Переплывает поперек.

Bперед то под гору, то в гору
Бежит прямая магистраль,
Как разве только жизни впору
Все время рваться вверх и вдаль.

Чрез тысячи фантасмагорий,
И местности и времена,
Через преграды и подспорья
Несется к цели и она.

А цель ее в гостях и дома
Все пережить и все пройти,
Как оживляют даль изломы
Мимоидущего пути.

Борис Пастернак

Психология в руках абьюзеров

Допустим, мне не нравятся тупые личности (неосознанность + отсутствие …

Как познакомиться с мужчиной легко и надолго? – тренинг 09 июня 2018 г., Минск

  Каждая женщина хочет быть счастливой, и каждая женщина заслуживает …

Давать ли партнеру гарантии в вечной любви и преданности?

Я думаю, нельзя давать партнеру гарантии в вечной любви и преданности. …